> «Токийский гуль» С. Иcида | GEEKtar

«Токийский гуль» С. Иcида

А сегодня почитаем о монстрах

01-11-16-1

Тема конфликта человечества и представителей иных видов не нова. Ее использовали такие знаменитые фантасты, как Сергей Лукьяненко («Стеклянное море»), Клиффорд Саймак («Принцип оборотня», «Всякая плоть — трава») и Рэй Брэдбери («Марсианские хроники»). Обычно писатели обращаются к приему аллюзии, чтобы показать проблемы ксенофобии, военных конфликтов или вытеснения аборигенов. Сюжеты строятся по стандартным лекалам: попытки прийти к соглашению через диалог, высмеивание силового подхода при решении проблем, разделение ареалов обитания или даже сотрудничество. Конечно, существуют и исключения, в разряд которых можно отнести «Марсианские хроники», где героям так и не удается достичь консенсуса. Вот только Суи Исида вносит одну маленькую поправку в классическое построение сюжетов. В его версии диалог между противоборствующими сторонами невозможен в принципе из-за непреодолимых различий. Но обо всем по порядку.

По соседству с людьми живут гули — существа, которые питаются человечиной. Они скрываются днем и нападают на запоздалых прохожих по ночам. Нередко их нападения тщательно спланированы и превращаются в охоту из засады с подсадными — гули в своей обычной форме похожи на людей. Канеки Кен попадается на одну из таких уловок, однако счастливый случай в виде рухнувшей на гуля балки спасает его от моментальной смерти. Пытаясь сохранить парню жизнь, хирург пересаживает ему органы гуля. И все бы хорошо, но вскоре Канеки начинает замечать изменения в собственном организме. Обычная еда становится для него отвратительной, и все чаще у бедного парня появляется настойчивое желание отведать человеческого мяса.

Автор уже в самом начале ставит проблему перехода человеческого существа в стан извечного врага. Канеки придется взглянуть на мир гулей не с точки зрения потенциальной жертвы, а с точки зрения члена их социума. Исида начинает подбрасывать в повествование одно клише за другим. Конечно же, на гулей охотится спецотряд местной полиции, руководит которым полусумасшедший следователь. Гули способны питаться только плотью умерших людей и своих сородичей. Быстро замороженный труп мертвым не считается. Однако даже такая поблажка не позволяет установить диалог между людьми и гулями. На то есть две причины: одними трупами сыт не будешь (или, по крайней мере, не прокормишь всех гулей и их потомство), да и искать компромисс по большому счету никто не хочет.

Далее маятник читательского отношения к сторонам конфликта склоняют на сторону людей, ведь едва ли не каждый второй гуль пытается выстроить эрзац-человеческую жизнь. К примеру, Гурман предпочитает употреблять в пищу только особые части человеческого тела и даже открывает «ресторан для гулей», где подобные ему существа, причисляющие себя к некой форме аристократии, устраивают игры с едой. Откровенно говоря, довольно слабый эпизод, который к тому же неоправданно растянут. Автор различными способами пытается показать разнообразие отношений между людьми и монстрами, временами подменяя эти понятия. При этом развития главного героя практически не происходит… до штурма лагеря гулей.

Ради этой главы стоило вытерпеть все предыдущие, в которых перед нами предстает паноптикум из потенциальных клиентов психиатра. Но вот наконец случается чудо — едва не сошедший с ума герой неожиданно превращается в местного мессию и начинает раздавать направо и налево известно что. Психоделичность этой сюжетной арки можно сравнить разве что с начальными главами, в которых автор обращается к кафкианским мотивам.

Атмосфера манги тяжела и безрадостна. Света в конце тоннеля не видно, ибо мало того что следователи по делам гулей не намерены бороться с произволом последних, так еще и среди самих гулей немало радикалов. Приятно видеть, что проработке характеров и мотивов поведения персонажей автор уделил много времени. Читатель вдоволь может налюбоваться самыми разными бытовыми ситуациями, однако из-за этого темп повествования довольно сильно страдает.

Зато к рисунку нельзя предъявить претензии. Фоны хорошо проработаны, боевые сцены детально прорисованы, диалоги подкреплены как формой баллонов, так и разнообразием шрифтов, меняющихся в зависимости от настроения персонажа и его сущностной формы.

После прочтения манги остается немало вопросов: например, «Как люди впервые победили гуля?» или «Почему гули изначально не захватили весь Токио, раз они сильнее обычного человека и имеют биологическое лезвие-коготь?» Возможно, ответы будут даны в сиквеле или приквеле, однако их не хватает уже сейчас. История получилась неоднозначной. С одной стороны, множество философских размышлений, подкрепленных отсылками к работам Кафки, Юнга и других писателей и исследователей, с другой — медленный темп повествования. Несмотря на то что образы персонажей проработаны, половину из них иначе как душевнобольными не назвать. Диагнозы можно ставить, даже не имея специального образования — насколько очевидны симптомы.

Исида наполнил «Токийского гуля» собственным видением классических философских тем, создав на их основе неторопливый, но увлекательный сюжет.

© Ю.Гламаздо

Next Post

Previous Post

Leave a Reply

© 2018 GEEKtar

Theme by Anders Norén