«БРПД. 1646-1948» М.Миньола

Сегодня узнаем, с чего началось существование бюро, приютившего Хеллбоя.

В наше время трудно представить, что когда-то образованные люди, сливки общества состояли во всевозможных оккультных кружках и клубах. А ведь верхушка Третьего Рейха познакомилась за спиритическими столами еще до начала политической карьеры. Подчас эти сообщества вели открытые или негласные войны за тайные знания и могущественные артефакты. Так, Гитлер бросал значительные силы на поиски Копья Судьбы и Святого Грааля, потому что пророчество обещало нашедшему мировое господство. На мой взгляд, именно в сороковые годы своего пика достигли оккультные войны и гонка магических вооружений. Этот эзотерический ореол вдохновлял немало авторов на сюжеты, где нацисты использовали в своих целях всевозможные артефакты и нечисть. Думаю, немало этому поспособствовали фильмы об Индиане Джонсе. В мире комиксов подобные истории мы видели в «Американском вампире» или «Хеллсинге», хотя пионером смешивания нацистов и нечисти был Майк Миньола с «Хеллбоем».

Однако мужичок с каменной рукой не был одиночкой. Он работал в специальном бюро, цель которого – защищать мир от мистических угроз. И эта организация, Бюро расследований паранормальной деятельности (БРПД), появилась задолго до событий «Хэллбоя». Каждой же масштабной комикс-вселенной присуще рано или поздно порождать предисловия. Как раз о трехтомнике, рассказывающем об основании Бюро, мы и поговорим.

Комикс повествует о событиях, случившихся с 1946 по 1948 год. На тот момент профессор Брум не получал необходимого финансирования от правительства, а его идеи воспринимались с огромным скепсисом. Что, впрочем, не помешало отправить его вместе с профессором Итоном в Берлин на поиски следов оккультных экспериментов нацистов. Так, в 1946 году, когда маленький Хеллбой гонял куриц на авиабазе в американской пустыне, первые члены БРПД столкнулись с советским комитетом мистики и эзотерики, возглавляемым маленькой девочкой Варварой.

Было забавно наткнуться на подобный комитет в книге, учитывая атеистическую идеологию СССР, однако правительству США это забавным не показалось, как и наличие в руинах Берлина сотни вампиров, созданных для уничтожения потенциальных врагов Рейха. Так что Брум получил и финансирование, и расширение штата. Это было своевременно, ведь в 1947 году пришлось разбираться с жертвами некоего вампира по всей Европе, а в 1948-м – с появлением живности из соседнего измерения. Работы у Бюро хватало.

В целом комикс, на мой взгляд, это удачный пример спин-оффа, где авторы, помимо рассказа о формировании Бюро, не поленились показать и детство Хеллбоя. Мы видим, что ему не с кем толком общаться, персонал базы вечно занят и воспринимает его как диковинную зверюшку. Видимо, из-за этого мальчик постепенно превратился в сурового и нелюдимого мужчину, каким он показан в основной серии.

Есть, конечно, и неудачные моменты в сценарии, основной из которых – русофобия в первом томе. БРПД контактирует с русскими только в 1946 году, и автор не скупится на оценки советских солдат. Они и насильники, и мародёры, а Сталин вообще восхищается Гитлером. Причем я сомневаюсь, что на тот момент имела место подобная ненависть между недавними союзниками.  Благо в дальнейшем контактов между СССР и США по сюжету нет, и клюква с солдатами в ватниках и ушанках на этом заканчивается.

Говорить о едином стиле рисунка довольно сложно, ведь у каждого тома свой художник. Азасета нарисовал «БРПД. 1946» в довольно грубой манере, которая мне напомнила работу Ахи в «Хоукае». Однако при общей небрежности и грубоватости линий Пол стремился к реалистичности, чего нельзя сказать о братьях Ба и Муне, стиль которых вызывает ассоциации со стилем Миньолы в основной серии. Однако в «БРПД. 1947» их кисти куда меньше черного цвета, чем в «Хеллбое». Стиль же Фьюмары, работавшего над третьей книгой, я бы поместил на шкале реалистичности ровно посередине между версиями Азасеты и братьев. После «Доктора Стара» руку этого художника я сразу узнал.

Я думаю, что «БРПД. 1946-1948» станет отличным способом войти во вселенную Хеллбоя, однако должен сказать, что для понимания некоторых отсылок необходимо сначала прочесть первые тома основной серии. Незнание этих моментов, как и незнание произведений массовой культуры, на которые ссылаются персонажи, никак не портит восприятие историй.

При чтении «БРПД» я невольно задумался, что сюжеты о связи нацистов с нечистью в наше время стали довольно избитыми. Пусть в таком объеме их начал эксплуатировать Миньола, однако вряд ли читатель строго контролирует хронологию комиксов, которые проходят через его руки, потому может успеть вдоволь насытиться подобными сюжетами и не суметь отдать должное одному из первых представителей направления.

Это наталкивает на более широкое размышление. Не сочиняем ли мы подобные истории о нацистах потому, что сами лишили мир волшебства? Во времена, когда материализм и атеизм празднуют победу за победой в среде молодых людей, не тяготеет ли наше сознание к неизведанному? И не приведет ли эта тоска к зарождению новых обществ и кружков, переводящих древние пыльные манускрипты с енохианского? Учитывая цикличность человеческой истории, возможно, мы стоим на пороге новой волны обскурантизма и череды оккультных войн. На смену «Обществу Туле» и кружку Кроули придут современные тайные общества, которые, захватив власть, направят огромные средства на охоту за древними артефактами. Такие перспективы немного пугают, однако где-то внутри теплится надежда, что это всё-таки случится. Тогда у Миньолы не будет больше причин писать о нацистах.

© Юлий Гуль

Добавить комментарий