«Фольклорист» К. Глебов, Е. Карпухина

Этот комикс привлек наше внимание еще в конце 2018-го, когда мы подводили итоги года. Рецензия на него рано или поздно была обязана появиться, но особенно сильно ее выход ускорила победа комикса в «Премии Малевича — 2019».
Готическое фэнтези в сеттинге Российской империи первой половины XIX века — задумка интригующая. Получилось ли у сценариста Кирилла Глебова и художницы Евгении Карпухиной ее достойно реализовать? Сегодня читаем комикс «Фольклорист» от «Другого издательства».

Аннотация комикса «Фольклористъ» обещает историю «в лучших традициях Гоголя и Толстого». Она презентует произведение как «представителя русского готического романа, который не оставит читателя равнодушным». Это описание в целом справедливо. Книга вдохновлена классической литературой первой половины XIX века, умело заигрывает с образами, знакомыми любому читателю по школьному курсу, и с уважением относится к своим предшественникам. Также можно смело утверждать, что к исходному материалу — славянским верованиям — авторы отнеслись крайне внимательно. Комикс скорее пытается быть проводником в мир славянского эпоса, чем романтизированным хоррором, так что к жанру готики относится опосредованно. Но за неимением лучшего подобный термин использовать можно.

«Фольклористъ» — история, состоящая из двух почти независимых рассказов, объединенных заглавным героем. Его действие разворачивается в России 30-х годов XIX века. Молодой барин Филипп Андреевич едет в глухую деревню навестить дядю, находящегося при смерти. Хотя герой не питает к родственнику теплых чувств, оставленное наследство заставляет его приехать, и наш герой как раз успевает застать последние минуты жизни злого старика. Далее начинает происходить чертовщина в духе произведений Гоголя, с ожившими мертвецами, полуночными бдениями и спасительными песнями петуха. Под впечатлением от произошедшего Филипп Андреевич решает получше изучить славянскую мифологию, благо покойный дядя собрал обширную библиотеку. Следующая встреча с нечистой силой не заставляет себя ждать. В соседней деревне, где наш герой оказывается проездом, в захудалом трактире завелся домовой. Распугивает постояльцев, терроризирует обитателей, издевается над детьми и животными. Но неспроста так неспокойно в этом доме. Похоже, что люди здесь тоже не ангелы, и дух дома пытается восстановить справедливость. Как всегда, истина где-то посередине.

Единственный безусловно положительный персонаж — главный герой, Филипп Андреевич. Начитанный, вежливый, интеллигентный и в то же время смелый и откровенный — очень приятный парень. У этого персонажа всего один недостаток — он рассказчик. Перечисленные личностные качества, как и некий конфликт, связанный с любимой девушкой, проявляются ярко лишь в первой истории, персонально касающейся героя. Чем дальше углубляешься в сюжет, тем отчетливее осознаешь, что Филипп Андреевич становится все менее ощутимым. Его мало что удивляет, мало что трогает, он просто присутствует в центре происходящей чертовщины. Даже если что-то делает, он делает это так, будто вынужден или физически не может поступить иначе. И меня бы это нисколько не беспокоило (во множестве сценариев присутствует незримый рассказчик), если бы не тот факт, что герой не заявлен независимым рассказчиком изначально, а становится им по ходу повествования. Чем дальше, тем более бестелесным становится наш «фольклорист», а значит, читатель не сможет за него переживать — рассказчики не умирают. Приходится переживать за второстепенных героев.

Второстепенные персонажи, в свою очередь, будто вышли из произведений описываемой эпохи. Добродушный уездный доктор, жесткий душеприказчик, вечно пьяный гусар — знакомый с литературой эпохи позднего романтизма читатель легко узнает эти образы. Плоские и клишированные, свои сюжетные функции они выполняют отлично, хотя и не блещут оригинальными красками. Особенно хорошо получился гусар Михаил Алексеевич. Введенный изначально как эпизодический герой, «индикатор эпохи» (по выражению автора), он стал активным участником событий и имеет все шансы появиться в продолжении и стать главным действующим лицом. Учитывая, что Филипп Андреевич бледнеет с каждой страницей, такая замена была бы вполне закономерной.

Гораздо лучше людей проработана нечистая сила. Эти персонажи действуют в соответствии со своим характером, имеют ясные мотивы и цели, а их дизайн нетривиален. Упырь и домовой отличаются друг от друга и оба следуют славянским мифологическим канонам с некоторыми поправками на авторское видение. И если упырь — безусловно отрицательная нечисть, переполненная ненавистью ко всему живому, то домовой — в целом положительный антигерой, который пытается вершить правосудие так, как он его понимает, и теми методами, которые ему известны.

Атмосфера комикса — его сильная сторона. Закадровый текст рассказчика, играющий роль экспозиции, написан изящным слогом: герой сочиняет письма другу, который зачитывает их за очередной игрой в преферанс. Духу эпохи соответствуют лексика персонажей, их костюмы и дизайн помещений, в которых они находятся. Приятно, когда культурный код и исторический бэкграунд получают достойную презентацию в современных произведениях, не скатываясь в банальную клюкву; ведь все чаще от рядового читателя можно услышать, что русалка имеет рыбный хвост (и «соскальзывает» с дерева, на котором сидит), а кикимора обитает в болоте… Кириллу Глебову не впервые приходится заигрывать со стилизацией: он сотрудничал с издательством Bubble при написании сценария к 14 выпуску «Инока», в котором была показана история происхождения древнего бога-ворона. В «Фольклористе», как и в «Черном Вороне», чувствуются внимание к деталям и большая подготовительная работа. За это ему огромное спасибо.

Но если абстрагироваться от удачно переданной атмосферы и приятных персонажей, понимаешь, что Кирилл Глебов — сценарист не самый опытный. Помимо уже отмеченного слияния личности главного героя с его сюжетной ролью, сценарист подменяет конфликт интригой. Пытаясь наполнить повествование мистикой, он часто теряет мотивацию героев и заставляет некоторых из них вести себя нелепо и нелогично. Такое поведение уместно, когда антагонист пытается увильнуть от ответа и водит героя за нос, но от того, что каждый встречный начинает бросаться загадочными фразами, становится слегка неловко.

Второе очевидно слабое место в сценарии — сюжетная дыра между частями повествования. История с упырем заканчивается тем, что главный герой решает остаться в имении дяди и ознакомиться с его библиотекой. История с домовым начинается два месяца спустя, и Филипп Андреевич заявляет, что сразу же после похорон дяди отправился к другу в Москву, но задержался в дороге. Вопрос: успел ли герой прочитать собранные дядей архивы? Если нет, почему он настолько спокойно реагирует на мистику, происходящую в доме? Если да, когда он успел это сделать? Подобный недочет немного вырывает читателя из повествования и потому вредит истории. Из личной беседы с автором я узнал, что Филипп действительно успел передохнуть и ознакомиться с книгами дяди, хотя из текста это не следует. Остается надеяться, что эта сюжетная дыра будет залатана в готовящемся втором томе.

Надо сказать, что и сюжетная дыра, и сильное стилистическое отличие первой истории от второй могут быть объяснены тем, что «Фольклористъ» долго находился в производственном аду. Разработка комикса началась в 2015 году. В сентябре 2016-го художница проекта, Евгения Карпухина, опубликовала первый тизер, а в октябре издательство KHAN COMICS выпустило полноценный анонс. Читатели нетерпеливо ждали релиза, а новостей все не было. По всей видимости, договоренности с KHAN COMICS не были достигнуты. Начался долгий период поиска другого издателя. Кирилл Глебов отправил историю в издательство «КомФедерация», но оно отказалось печатать комикс из-за недостаточного количества страниц (48 вместо заявленного издательством минимума в 50 страниц). В августе 2018 года на «БигФесте» неожиданно был показан видеотизер готовящегося комикса, издателем которого теперь числилось «Другое издательство». Дальше процесс пошел быстрее, уже в ноябре комикс оказался в продаже. Таким образом, на разработку комикса потребовалось больше трех лет. Удивительно, что за это время проект не был отменен и не потерял художницу.

Евгения Карпухина — опытная художница, известная благодаря участию в большом количестве сборников. Евгения рисует стрипы, фан-арт и веб-комиксы. «Фольклорист» — самый крупный ее проект на данный момент. Творческая карьера Карпухиной началась с граффити. Это увлечение оставило в стиле работ художницы заметный отпечаток. Рисунок Евгении обладает узнаваемой «резкой» графикой, наполнен большим количеством мелких деталей и слоев. Анатомия человеческих персонажей верная, хотя они кажутся немного выше и худее обычных людей. Это, а также использование штриховки для обозначения теней, сближает стиль Евгении Карпухиной с работой Дмитрия Иванова в комиксе «Представьте себе!» Стиль обоих художников напоминает классическую двухмерную анимацию, только у Карпухиной рисунки более статичные, а настроение сцены передается с помощью мимики и жестов персонажей.

Рисунок играет значительную роль в получении удовольствия от этого комикса. Евгения Карпухина очень внимательно работает с деталями, дополняя и обогащая текст Кирилла Глебова. По меткому выражению Армине Багдасарян, работа Евгении «создает дополнительные измерения к целостному образу». Особых комплиментов заслуживает дизайн персонажей. Я уже отмечал костюмы, по которым эпоху можно определить с точностью до пятилетия. Помимо этого, обращает на себя внимание дизайн нечисти. Образ упыря, некогда бывшего живым человеком, нагоняет ужас эффектом зловещей долины. Чуть меняются очертания лица, слегка трансформируются овал головы, форма глаз, скул, челюсти — и вот перед нами упырь, живой мертвец, охотящийся по ночам на зазевавшихся прохожих. При создании образа домового художница пошла по другому пути. Косматый коротышка с шикарными бакенбардами, переходящими в густую бороду, обладатель мускулистого тела и богатой на эмоции мордочки, он одновременно пугает и умиляет. Дух-хранитель дома получился симпатичным и интересным, и последняя страница комикса лишь усиливает желание увидеть отдельный спин-офф про этого персонажа и его приключения. Не удивлюсь, если эти образы будут популярны среди косплееров в ближайший Хэллоуин.

Хороша работа с цветом. Судя по другим работам Евгении, она предпочитает яркие, порой кислотные цвета, но для этого комикса художница выбрала мягкие, пастельные оттенки, а для покраски нечисти она использовала холодные оттенки зеленого и голубого. Приземленная цветовая палитра делает рисунок спокойнее и реалистичнее, добавляя очков к атмосфере неспешного рассказа.

Самым заметным недочетом рисунка можно назвать нарушение линии движения глаза. Сильнее всего это почему-то проявляется в первой истории. Складывается ощущение, что Карпухину сковывала необходимость умещать в рисунки блоки с экспозицией и иногда при рисовании она забывала оставить для них место. В результате некоторые такие «коробочки» находятся в углу или внизу рисунка, и взгляду приходится метаться между ними и облачками диалогов в попытке определить, что читать раньше. Особенно это раздражает, когда оказывается, что прямая речь и закадровый текст выражают одну и ту же мысль разными словами, а значит, дополнительные усилия не были нужны. Впрочем, это уже претензии к сценарию, а не к рисунку.

Несмотря на недочеты, комикс был тепло встречен читателями, хотя и не вошел в топы продаж. Комикс-журналисты дружно отзывались о нем как о хорошем первом томе многообещающей серии, сайт SpiderMedia.ru поместил книгу в пятерку лучших комиксов 2018 года за «отличную попытку сыграть в Гоголя», а жюри «Премии Малевича — 2019» признало его победителем в номинации «Лучший рисунок».

Я, пожалуй, соглашусь со столь лестной оценкой. Качественная стилизация, увлекательный сюжет, идеальный дизайн персонажей и отличный рисунок заслуженно принесли этому комиксу столь позитивную реакцию. А указанные недостатки, видимо, результат неопытности и производственной неразберихи, потому можно ожидать, что в продолжении качество комикса вырастет. Осталось лишь дождаться выхода второй части. А пока рекомендую ознакомиться с первой.

© Д. Коробенков

Добавить комментарий