“Босоногий Гэн” К.Накадзава

Традиционная манга сегодня очень серьезна.

Рассказывать о классике всегда неловко. Но как показала практика, о ней стоит говорить в первую очередь. Открывая читателю малоизвестные произведения, мы можем пропустить значительное творение, повлиявшее на многих авторов, и всё из-за уверенности, что все уже давно о нём знают. «Босоногий Гэн» как раз из таких. И о нем хочется рассказать не только потому, что его влияние видишь в работах самых разных авторов или это редкий случай, когда я не ругаю автобиографический комикс; эта манга поднимает один из самых страшных вопросов, поставленных перед человечеством XX веком.

Не буду врать, Гэн не заставил меня серьезнее относиться к ужасам ядерного холокоста. Это случилось намного раньше, когда я прочел книгу Н.Назарбаева «Эпицентр мира», где раскрываются все трудности отказа Казахстана от ядерного арсенала, оставшегося после развала СССР. Тяжкое наследие – 1216 ядерных боеголовок и несколько полигонов.  Один за другим президент приводит доводы в пользу своего решения, описывая последствия произведенных испытаний и возможных катастроф. Когда я закрыл книгу, то ядерное оружие для меня перестало быть поводом для шуток, я осознал его опасность.

Но если положить на одну чашу весов воспоминания о бюрократических проволочках с разоружением страны, а с другой полный ярких образов рассказ очевидца единственного случая применения ядерного оружия в боевых условиях, то чья история окажется убедительнее?

«Босоногий Гэн» – это автобиографическое произведение, рассказывающее о судьбе шестилетнего мальчика, выжившего после бомбардировки Хиросимы. На мой взгляд, сильная сторона манги – это выбор длины истории. Несомненно, яркое описание того, как с ослепленных людей лоскутами сползала кожа, трупы заполняли реки, а темные тучи мух поднимались от гор мертвых тел, может показать читателю, что ядерное оружие – это вещь, от которой необходимо отказаться всем народам планеты. Но цель манги намного шире, и потому история занимает несколько лет, прошедших после рокового августовского дня.

С Гэном нам предстоит идти по выжженной пустоши, которая некогда была густонаселенным городом. Вместе с ним мы встретим самых разных людей, чьи судьбы исковеркала бомба. Нам предстоит наблюдать, как жестоки и глупы люди, выгоняющие на улицу тех, кому некуда идти, и прославляющие тех, кто развязал войну. Несмотря на то, что сдобрено это обильно японскими культурными особенностями, вроде всеобщего веселья, когда кто-то пустит газы, или попыток помочиться в колодец обидчика, чувствуешь очень важный посыл – война ко всем людям одинаково жестока. Если взять очень созвучное по содержанию и исполнению произведение Арта Шпигельмана «Маус», то легко можно найти те же темы и те же мысли людей, втянутых в войну. За это я и люблю подобные комиксы: они позволяют ощутить, что все люди на планете одинаковы, что их боль, отчаяние и страх абсолютно такие же, как мои.

К Гэну осознание этого простого факта приходит, когда он впервые видит американцев. Они оказались людьми, а не чудовищами, как им рассказывали власть имущие. Хотя действия американцев на месте сотворённой ими же трагедии вполне приравнивают их к монстрам. И в этом заключается второй плюс манги – она честная. Тут нет хороших японцев и плохих американцев, всё сложнее – плохие тут все. Одни втянули страну в войну, разорив ее и лишив людей всего, а вторые воспользовались ситуацией, чтобы провести полевые испытания своего мощнейшего оружия. А между молотом и наковальней остались простые люди – бесправные, потерявшие всё и всех, обреченные на смерть от голода или лучевой болезни.

Мрачная картинка получается, но есть в этой истории яркое пятнышко, третий плюс – сам Гэн. Знаете притчу о мальчике, что относил морских звёзд, выброшенных на берег, в океан? Когда ему сказали, что всех звёзд ему не спасти и стоит отступиться, он показал ту, что держал в руках и ответил, что конкретно эту он точно спасёт. Невольно вспомнилась эта история, когда я наблюдал, как этот шестилетний мальчик помогал одному сломленному человеку за другим. Каждому он старался вернуть жажду жизни, даже если этой жизни осталось всего пару дней.

И тут раскрывается один из самых важных посылов произведения – будь, как пшеница. Ее топчут, а она становится лишь сильнее. Таково было завещание отца Гэна своим сыновьям. Думаю, именно оно и помогло выжить мальчику. Ведь он спас от самоубийства с десяток человек. Люди, выжившие после бомбардировки, стремились к смерти каждый по своей причине. При этом многим из них не выпало и половины несчастий Гэна – потеря отца, сестры и брата, смерть сестренки, смерть матери, неудачи, что преследовали его одна за другой. При этом мальчик не позволял обстоятельствам сломить его дух. Несмотря ни на что, Гэн продолжал улыбаться и с надеждой глядеть в будущее. На фоне такой истории стыдно вспомнить любой свой повод для нытья.

Рисунок довольно мультяшный. И тут снова вспоминается «Маус», который также оправдал упрощенный рисунок при рассказе о столь трагических событиях. Эта мультяшность позволяет чуть легче воспринимать история. Если бы рисунок был максимально реалистичным, то неделя кошмарных снов особо впечатлительным была бы обеспечена. Так что, несмотря на простоту, считаю, что в данном случае простота визуальной части оправдана.

Это история взросления в максимально трудных условиях, рассказанная от первого лица. Представьте себе комикс «Палестина» только вместо рассказов очевидцев герой сам прошел через все ужасы. Я думаю, что Хиросима и Нагасаки – это один из тех эпизодов нашей истории, который не стоит забывать. Это жестокий урок, и плата за него высока, потому нельзя позволить сотням тысяч жертв кануть в прошлое, не передав нам свое предупреждение об опасности боеголовок, в тени которых растёт уже не первое поколение. Они словно застыли в небе над нашими головами, но никак не могут упасть. Надеюсь, мы не забудем о возможных последствиях, и пусть «Босоногий Гэн» будет нам вечным напоминанием.

© Винсент Гуль

Добавить комментарий