“Fashion Beast” A.Moore

А сегодня у нас необычная работа Алана Мура.

В далёком 1985 году Алану Муру заказали написать сценарий для фильма. Пересказ «Красавицы и Чудовища» через призму мира моды. Фильм так и не сняли, и сценарий отправился в стол, но в 2012 году сюжет всё-таки обрёл плоть только уже в виде комикса.

10 номеров рассказывают историю девушки Долл, которая работает гардеробщицей в модном клубе. Неожиданно потеряв работу, девушка идет на кастинг, где культовый дизайнер Жан-Клод ищет для себя музу. Став официальным лицом модного дома Селестин, который определяет тенденции в дизайне одежды по всему миру, Долл вытняула счастливый билет. Трущобы и бедность теперь в прошлом. Как и подобает, куклу наряжают в дорогие костюмы и платья, выставляя напоказ публике. Мечта, которую портит один персонаж – костюмер Джонни. Парень считает, что Долл предала себя, а Жан-Клод – творец, застрявший в устаревших формах и собственных сексуальных комплексах.

Сценарист создал ощущение отчужденности ателье от остального мира. А там, за стенами мира моды, бушует война и взрываются атомные бомбы. Сразу понятно, что основа произведения родом из времен холодной войны и страха ядерной бомбардировки. При чтении комикса вспомнился «Замок» Кафки, где также было ощущение, что во вселенной романа нет ничего кроме замка и деревни.  И это хорошо, ведь это адаптация сказки, где в одиночестве жило чудовище, оторванное от внешнего мира.

Кстати о нем. Жан-Клод Селестин никогда не покидает своей каморки, где и рождаются один за другим шедевры, красующиеся на подиуме и в лучших бутиках мира. Его никто и никогда не видел кроме двух опекунш. Слухи говорят, что дизайнер настолько уродлив, что просто не может показаться на глаза людям.  Но тут скрывается тайна.

Художник показывает Жан-Клода как темный силуэт, но и этого хватает, чтобы по длинной кучерявой шевелюре предположить, что это аватар самого Мура. Автор поместил себя в собственное произведение. Зачем же? Тут остаётся только предполагать.

Творения Мура нельзя читать бездумно, потому что он любитель создавать вещи многослойные и многомерные. У каждого события, фразы и образа скрывается второе дно. Самый очевидный облик этого комикса – пересказ «Красавицы и чудовища». Однако, когда отбрасываешь в сторону очевидное, то получаешь новые слои.

Во-первых, это сама тема моды. Судя по рецензиям, немало читателей не увидели в этом помешательстве тряпками ничего кроме моды. Невольно вспоминается мистер Фриман и фраза: «Я говорю «дрочить» и в моем вытсуплении вы видите только дрочку…» Ведь Селестин олицетворяет собой любую пирамиду и систему, замкнутую в себе, где в основании – толпа зомбированных фанатиков, а на вершине – лидер совершенно оторванный от жизни, что кипит вокруг. А разрывающие планету ядерные взрывы, гремящие за пределами кадра, могут олицетворять любое потрясение от террористического акта до экономического кризиса.

Тогда почему Мур выбрал именно тему моды? Думаю, потому что тут проще передать его мысли. Например, идея власти образа. Алан говорит о той ужасной силе, которой обладает внешний облик, говорит о его обманчивости. Думаю, это проиллюстрировано в комиксе тем, что изначально читатель думает, что Долл – это парень, который одевается, как девушка, а Джонни – девушка, которая одевается как парень. Причем, лично я продолжал воспринимать Долл как девушку, даже когда думал, что это переодетый парень, потому что образ влияет на восприятие.

Но если допустить, что Жан-Клод всё-таки аватар Мура, то все его рассуждения о роли творца, а самое главное об идейном споре между ним и Джонни, обретают совсем иной смысл. Я уверен, что перед нами совсем не тот сценарий, что написал Мур в 80-е. Это исповедь Алана. Он иносказательно высказывается о комикс-индустрии, своем месте в ней и о грядущем. Он признает себя устаревшим, ведь всё, что творит Жан-Клод обладает не просто классическими формами, а устаревшими. Селестин создает многслойные наряды, скрывая всё под множеством складок, под метрами ткани. И кто сможет поспорить с тем, что Мур обожает прятать под очевидным сюжетом иные идеи и образы? При этом Жан-Клод уходит, пропуская вперед молодого и дерзкого Джонни, который не терпит стиля Селестин. Наряды молодого костюмера получаются откровенными, ткани здесь по минимуму и всё на виду. Чем не мнение Алана о том, как пишут теперь сценарии? И несмотря на эту завуалированную критику, он говорит о том, что старое должно быть учнитожено, чтобы дать дорогу чему-то новому.

И тут вспоминается его недавний проект – Мандриллофесто, где он призывает создать нечто свежее и безумное. Мур просит творцов отказаться от повторения одних и тех же шаблонов, которые появились еще до их рождения, и сломав пару стереотипов, выдать нечто неожиданное, цветастое, то что вызовет, возможно, дискомфорт, но будет следующей ступенью.

Что-то я слишком увлекся интерпретацией сюжета, оставив в стороне визуальную часть. Тут мне придраться не к чему. Да, нет особо интересных ходов с панелями. На каждую страницу их приходится то шесть, то восемь, но это в принципе типично для комиксов Мура, потому что ему удобнее работать с четко расчерченной страницей. Рисунок же детализированный, с четкими линиями. Работа с тушью тут уступает место цвету.  В целом рисунок качественный и приятный.

Я целенаправленно читаю работы Мура, чтобы составить некое общее мнение о его наследии, и должен сказать, что с этим комиксом я поторопился. «Fashion Beast» – это исповедь Мура, где он подводит некий итог своей карьеры и дает оценку всей индустрии в целом. Эту историю стоит читать самой последней, когда ты уже проглотил немало творений Алана и можешь оценить его аллегоричное высказывание. Но даже без этой базы произведение вышло интересным, но только если вы заглянете за очевидный сюжет. Если этого не сделать, то  «Fashion Beast» окажется всего лишь историей о мире моды, интересной очень узкому кругу читателей, который считают, что дизайн одежды – это основа нашего мира.

© Винсент Гуль

Добавить комментарий