“Бэтмен: Смерть Семьи” С.Снайдер

Продолжаю снайдер-о-фон и берусь за третий том его серии о Бэтмене.

Забавно, насколько может измениться восприятие произведения, если читаешь его для рецензии. Вдруг подмечаешь пропущенные детали. То, что казалось удачным, после анализа и копошения в памяти оказывается вторичным. И не раз случалось, что готовясь написать хвалебный отзыв, я в итоге люто критиковал книгу. Что-то похожее произошло и со “Смертью семьи”.

Мне кажется вся суть книги передана в самом названии, которое обыгрывает имя одной из самых трагичных и знаковых арок в жизни Бэтмена – “Смерть в семье”. Это нас и ждёт – обыгрывание. Читателя современного этим не удивить, ведь это один из популярнейших приёмов. А самое главное, обыгрывание – это заведомо успешное дело. Его в любом случае прочтут, потому что автор берет некую основу, у которой уже есть поклонники. Но надо признать, что при всей своей привлекательности приём этот требует немалых способностей от сценариста. Ведь нужно с уважением и осторожностью отнестись к оригиналу, показав при этом с новой стороны нечто давно знакомое.

Формат перезапуска идеален для обыгрывания. Можно немного изменить канон, подрихтовав его, чтобы история идеально вписывалась в свежий взгляд автора. Что же получилось у Снайдера?

Джокер пропал, оставив напоследок свое срезанное лицо на стене камеры в Аркхеме. Через год он нападает на полицейский участок, убив всех кроме Гордона, а позже объявляет, что весь год он следил за помощниками Бэтмена и теперь убьет их всех. Думаю, вы догадались, что ничего у него не выйдет, однако финал тут не так однозначен.

Я бы не назвал этот сюжет историей. Это спектакль. Ведь вы знаете пару фильмов, которые так и просятся на сцену? Снайдер создал нечто подобное в рисованной форме. Это комикс-высказывание, причем сам Скотт отвел себе роль Джокера. Именно его устами сценарист высказывается об образе Бэтса, о том как он изменился, и что ему так не нравится. За основу взята история о Питере Пэне. Автор этого не скрывает, не раз вставляя отсылки на книгу. Очевидно, что Джокер выступает тут Питером, который не желает взрослеть, а Бэтмен – Венди. И это неплохое сравнение, ведь Венди как раз стала серьезнее и обзавелась детьми, что и произошло с образом мстителя в капюшоне к моменту перезапуска вселенной. Лично я не вспомню ни одного супергероя, у которого было бы столько сайдкиков. Мало ему было робинов разных цветов и малолетних защитниц правопорядка, так он еще и по всему миру себе помощников стал искать и организовывать. То есть, используя аллюзию на Питера Пэна, Скотт критикует образ Бэтмена, который он получил от Моррисона и предшественников. Джокер требует от ушастого больше экшна, нежели глубины.

Для раскрытия своей позиции Снайдер использовал аллюзию не только на Питера Пэна. Тут у нас можно встретить и отсылки к Гамлету, и к королю Артуру, а главное к значимым сюжетам, о встрече Джокера и Бэтмена. Их первое столкновение у аквидука, эпизод на Эйс кемикалс, ну и конечно же “Лечебница Аркхем”. Каждый сюжет изменен и будто вывернут наизнанку: умирает не жертва, а ее охрана; вместо улыбок – гримаса печали; в чан падает Бэтмен, а не Джокер.

Обыгрывание у Скотта вышло интересным, но восторга не взывает. дело в том, что я не увидел ничего нового, ничего, что привнес бы в образ сам Скотт. Мы видели всех этих Джокеров и раньше. Я не считаю творчеством копирование сцен из других произведений, как например эпизод, где Джокер дает шанс Двуликому выстрелить ему в голову, что отсылает нас к “Темному Рыцарю” К.Нолана. О попытке обыграть “Лечебницу” я вообще молчу. Не получилось у Скотта создать то ощущение безумия, которое дарит Моррисон, да и, думаю, бесполезно пытаться это сделать, если историю рисует не МакКин. А самым слабым моментом, я считаю постоянные намеки на произведения, которые обыгрываются. То есть автор не уверен, что читатель сможет оценить его выверты и дает постоянные подсказки, как маньяк, который хочет быть пойманным.

В комиксе для меня приятны два момента: рисунок и финал. Визуальный стиль с первой арки не изменился, это всё тот же Капулло. Ну может, он стал чуть больше экспериментировать с панелями и компоновкой. Финал же хорош своей неоднозначностью. Читатель заранее знает, что у Джокера ничего не выйдет, что все останется по-старому, потому его поражение – это классика жанра. Однако последние страницы переворачивают все вверх дном: семья все-таки развалилась, как и задумывал клоун, и на экране горит его победное “Ха”. Это очень изящная точка для сюжета, который закончился предсказуемо, хотя и выглядит слишком театрально, но для комикс-спектакля – это самое то

Что же мы имеем в итоге? Сборная солянка из нескольких аллюзий на классическую литературу, парочка знаковых событий из прошлого Джокера и Бэтмена, которые нужны для эффекта узнавания, а в целом это арка для введения клоуна во вселенную. Этакий “Человек, который смеется” Бэтмена New 52, причем версия Скотта мне нравится больше довольно унылого сюжета Брубейкера. Самым важным предметом в этой истории я считаю маленькую кожаную книгу. Она олицетворяет методы Джокера – создание иллюзии и игра на потаенных страхах.

На фоне первых двух арок и двух последующих “Смерть семьи” выглядит тускло, а из-за своего содержания довольно вторично. И тем не менее я не могу сказать, что это плохая история, потому что это и не история вовсе, а высказывание Скотта. Так что, думаю, тем, кому эта серия о Бэтмене нравится в целом, стоит ознакомиться с книгой, чтобы услышать глас автора, глаголящего изодранными устами Джокера.

© Винсент Гуль

Добавить комментарий