“Бэтмен: Нулевой год” С.Снайдер

Заканчиваем рассказ о Снайдеровском Бэтмене. Определенные выводы о серии можно сделать, потому продолжать этот снайдер-марафон нет смысла.

Не так давно в казахстанской стороне интернета случился микроскандал: блоггер разоблачил известного алматинского художника. Большая часть его картин – копии чужих работ с измененными деталями. То есть берет он полотно с бедуинами на привале и перерисовывает так, что они оказались казахами в степи. И всё бы ничего, малюет себе человек и малюет, да только он за эти копии награды ведь получает государственные, вот и не выдержал разоблачитель, раскрыл людям глаза на правду. В комментариях читатели начали делиться множеством примеров того, как довольно известные в цифровых кругах художники воруют друг у друга целые куски картин, создавая новые. Так что Скотт Снайдер и его Бэтмен не одиноки.

Хотя в этот раз речь больше о Брюсе Уэйне, ведь сегодня мы полистаем двухтомник «Нулевой год». И на третьем сюжете я уже знаю, что Скотт выдает всё в названии арки, словно маньяк, страстно желающий быть пойманным. «Это не Год первый, это Нулевой! Ничего общего, ничего. Мы не трогаем классику. Да, возьмем пару сцен оттуда, но обыграем. Мы же не плагиаторы какие» – примерно это я услышал, прочитав название арки.

И ошибиться было трудно, ведь два больших бэт-сюжета Снайдера уже позади. Новой вселенной нужно и новое начало, потому автор уносит читателя на 6 лет назад. 25-летний Брюс возвращается в Готэм после многолетней подготовки к делу всей его жизни – защиты родного города от преступности. Часть с нормальными гангстерами Скотт решил проскочить, потому его версия начала карьеры мстителя в капюшоне стартует с хардкора – Джокер. Вот жеж неожиданность, а. Хотя это еще не Джокер. Тут такая логика: Загадочник пока просто Э.Нигма, Бэтмен пока лишь Б.Уэйн, а Джокер… имени у него нет, как обычно, он – Красный Колпак. И снова мы получаем идеальные условия, чтобы сказать, что именно Бэтс порождает всех этих психов в городе.

В общем, перед нами ориджн из двух частей. В первой Бэтмен противостоит банде красного Колпака, а во второй Загадочнику. Хотя если обобщить, то всё это история Нигмы. И это плюс. Работа со злодеями в принципе у Снайдера получилась неплохой. Он изменил их образы под себя, и, на мой взгляд, не всегда удачно, раскрыв свое видение. Вот и красный колпак, получив больше хронометража, оказался весьма занятным, хоть и вторичным персонажем. Лично я видел не будущего Джокера, я лицезрел Тайлера Дёрдена с его идеями и философией, причем не оригинального, а версию из комикс-продолжения. Но Колпак Тайлеру сильно уступает, потому что второй реально создавал фанатиков, тут же якобы вся банда держится на запугивании сотен человек. Невольно вспоминается стихотворение «Тараканище». Что стоило этой самой банде избавиться от психа в любой момент? Они могли сбросить его с дирижабля, выкмнуть с яхты и банально застрелить. Чем же он смог шантажировать целый город? Но что-то меня занесло. Угрюмый монах у ворот чужого храма смотрит на логику в моих руках и как бы говорит: «К нам со своим нельзя».

Если обобщить первую часть арки, то мы получим сочетание двух классических сюжетов: история появления Джокера и Бэтмена. Да, Скотт обыграл пару деталей, добавил новых украшательств, что-то осовременил, но значительных сдвигов нет. На бюсте по-прежнему сидит летучая мышь, а Колпак все также летит в чан с химикалиями. Это похоже на ремейки советских комедий, когда покадрово копируют оригинал, от которого переделка отличается лишь появлением слов «нанотехнологии» и «вай-фай».

Вторая часть арки целиком посвящена Загадочнику, что доставило мне некоторое удовольствие. На мой взгляд, образ Нигмы весьма перспективен, но даже в комиксах, где он совершает нечто значительное вроде разгадки личности Бэтмена, злодей выглядит второстепенным персонажем, неприятным и мелким человеком. У Скотта же Эдвард с помощью технологий, украденных у разных ученных, захватил Готэм и подчинил его себе. И я очень ждал, что мне раскроют образ, раз 8 выпусков посвящено борьбе именно с ним. Я помню восторг от чтения «Долгого Хэллоуина», когда за несколько выпусков автор показал мне, почему же Харви стал Двуликим, почему произошел переход на темную сторону. Я понял персонажа. Здесь такого чуда не произошло. Не думаю, что Скотту вообще было важно, кого поставить на место злодея. Сценарист пытается притянуть какую-то философию и идеологию, но выглядит это все неубедительно. О Загадочнике мы так толком ничего и не узнали кроме его примерной биографии, выдуманной Брюсом. Причем она не вяжется с созданным образом. В Нигме нет характерных для вечно притесняемых детей стремлений к власти или насилию. Он скрывался в тени, он всегда ведет свою игру, и в принципе я так и не понял, зачем такому человеку вся эта затея с нулевым годом. Нигма в первой и второй части арки – будто разные люди. Сначала это стратег и серый кардинал, а после он становится видеоблоггером, вещающим свои сомнительные взгляды на мир.

В сравнении со «Смертью семьи» в «Нулевом» есть некоторое количество плюсов. В Годе первом все начинается сразу с возвращения Брюса, а его подготовка лишь нарративно обозначается. Снайдер же показал нам эпизоды обучения у самых разных гуру со всей планеты, что я считаю плюсом. История знакомства и сближения Городона с Бэтменгом у Снайдера получилось более сложной и драматичной, чем у Миллера, и это, пожалуй, единственная часть арки, в которую я верю. К шестому тому я уже могу ориентироваться в Готэме, что можно считать заслугой всей серии. Ведь обычно город был лишь фоном для приключений Бэтса. Это были какие-то здания, переулки, а Скотт смог создать целостный образ Готэма, по которому я мысленно могу прогуляться.

Несмотря на все плюсы, «Нулевой» – это все та же солянка из кусочков других произведений. Вот Альфред отвесил шутку о пожарном шесте, который был в сериале 1966-го года, вот оммаж первой обложки Бэтмена, вот панель из «Возвращения Темного рыцаря», да и сама структура первых трех арок серии Снайдера натолкнула меня на странную мысль, что он просто создал свою версию трилогии Нолана. В первой арке главный враг – тайное сообщество убийц, которое меняет мир своими клинками. Во второй мы увидели философствующего Джокера. А третий сюжет повествует о злодее, который взял под контроль Готэм, заминировав мосты и тоннели, и устроил некую игру, по результатом которой и решится – освободит он город или нет. Так что чем больше я читаю Снайдеровского Бэтмена, тем сильнее ощущение вторичности. Да, он пытается собрать знакомые вещи и панели под одной обложкой, но возникает закономерный вопрос: «Если произведение состоит из кусочков культовых серий и фильмов, то может ли получится что-то стоящее, такое произведение, откуда уже другой автор будет таскать знаменитые панели к себе в комикс?»

© Винсент Гуль

Добавить комментарий