«Метабароны» А. Ходоровски

Рассказываем о фантастической саге А. Ходоровски

 

Я возвращаюсь к «Метабаронам» снова и снова,

ведь на каждой странице нахожу новую безумную идею.

Уоррен Эллис

 

Заходят в бар режиссер, мим, психолог и последователь Нью Эйдж, заказывают «Юнг на пляже», а бармен им и говорит: «Ходоровски, еще раз будешь рассказывать про самоинцест — выкину из бара». Сегодня разбираем «Метабаронов», и да поможет нам Шаи-Хулуд не сойти с ума.

Каста метабаронов ведет свою родословную от рода Кастака, правившего планетой Мармола. На всей планете была лишь одна плодородная долина, а люди жили за счет продажи очень дорогого строительного камня. Спокойная жизнь продолжалась до тех пор, пока из-за несчастного случая технопонтификат не узнал про тайну рода Кастака — добычу антигравитационного масла. Подобное открытие поставило планету на порог войны со всей галактикой. В ожесточенных битвах родился первый из метабаронов — воин, не знающий поражений.

Мерить «Метабаронов» общим аршином решительно невозможно. Весь первый том казалось, что передо мной сон четырнадцатилетнего юноши, осилившего «Дюну» Герберта, «Сто лет одиночества» Маркеса и заветный диск из родительской спальни. Повествование ведется от лица робота, который рассказывает истории про хозяев другому роботу, ожидая возвращения последнего метабарона. Истории одна другой печальнее. Детоубийство, инцест, потеря конечностей и пересадка мозга. И это лишь один из верхних слоев, под которыми скрыт истинный смысл произведения.

Поворотным моментом стали примечания после первого тома. Относились они к именам персонажей и локаций. Каждое наименование служит отсылкой либо к религии, либо к психологии. Начали проступать очертания теории сновидений Юнга, верования Чили, а местами и медитативные практики.

Если исходить из мнения, что любое произведение есть отражение творца, то стоит уделить его персоне особое внимание. Алехандро Ходоровски — психолог и спиритуалист, а также известный андеграунд-режиссер. Ему довелось побывать актером, мимом, познакомиться с широко известным в узких кругах Мёбиусом и написать с ним несколько комиксов, в том числе и «Метабаронов». Картина резко изменилась, и из эротического сна подростка история превратилась в гимн спиритизму с психологическим подтекстом. Ветер принес легкий запах поиска глубинного смысла.

Обычно диалог читателя и автора через книгу выглядит как совещание двух людей, сидящих за столом: творец разворачивает на столе карту этого мира, а читатель с интересом следит за действиями населяющих его персонажей. В случае с Ходоровски все совершенно иначе. Возникает ощущение, будто автор раскрывает свое сознание, а ты ныряешь в него и с каждой страницей погружаешься все глубже.

Место действия — далекое будущее, где правит теократическая монархия — прямиком из «Дюны», «Песен Гипериона» или «Райской куклы». Рядом развивается секта, мечтающая захватить империю и поставить во главе ее идеального андрогина. Почему именно андрогина — история умалчивает, но люди с проблемами половой идентификации в сюжете будут встречаться часто. Метабароны, в свою очередь, это глубоко несчастные люди, которым в момент инициации отрывают, отсекают, раздавливают ту или иную часть тела, а после заменяют ее первым протезом, коих в жизни воина будет немало. Далее, следуя заветам ситхов, молодой метабарон должен убить родителя и унаследовать титул. Как думаете, сможет ли юноша после всего этого сохранить психическое здоровье?

Главные мужские и женские персонажи отражают архетипы анима и анимус в чистом виде. Каждая из жен метабаронов в каком-то смысле является внутренним отражением мужа. Более того, местная мистика работает через тень бессознательного, где все едины. По сути, мы имеем дело с коллективным бессознательным, описанным Юнгом. Но одной психологией Ходоровски не ограничился. В комиксе есть отсылки к историям Эдипа, Рэма и Ромула и множества других исторических и литературных героев. Сами метабароны постепенно теряют человеческий вид, с возрастом все больше превращаясь в роботов. И следующее поколение побеждает предыдущее, становясь еще сильнее — символизм налицо.

К сожалению, поток сознания автора плодит химер, подозрительно напоминающих рояли в кустах. Во-первых, в сюжете множество дыр заткнуто как попало. Герои возвращаются из мертвых, освоив за кадром управление временем, которое доступно почему-то роботам. Где у кого душа — совершенно непонятно, ведь чувствовать научились даже безголовые герои. Зачать можно от капли крови или мозговых клеток — была бы женщина. Во-вторых, чем сильнее протагонист, тем сильнее должен быть и антагонист. Метабароны способны уничтожить средних разметов флот, и это лишь в самом начале. К концу речь идет о битве галактических масштабов, что выглядит настолько же нелепо, как поздние серии «Power Rangers». Битвы — не самая сильная сторона комикса. Они носят декоративную функцию и должны развлечь читателя между действительно важными сценами. Наконец, нормой для «Метабаронов» являются жестокость и порнография. Не все назовут это однозначным недостатком, все зависит от того, как к этому относиться. По сравнению с эпизодами душевных мук из-за убийства родителя сцены откровенной обнаженки или даже изнасилования воспринимаются почти спокойно. Такой мир, что поделать. Ужасный век, ужасные сердца.

Рисунок — на грани гениальности. Реалистичное изображение дарит комиксу вечную молодость. Отлично обыграны как сцены сражения, так и относительно мирные эпизоды. За это стоит благодарить Хуана Хименоса. За дизайн персонажей в том числе ответственен и Мёбиус, которого русскоязычная публика может знать как автора «Герметического гаража». Стиль Хименоса подчеркивает жестокость созданной вселенной, сочетающей в себе средневековые порядки и новые технологии, роботов и мечи, псионические способности и сиамских близнецов на троне. Прорисована каждая деталь, учтены нюансы, подобраны практически кинематографические ракурсы.

Невозможно составить однозначное мнение о «Метабаронах». Получился слоеный пирог из яблок и рыбы, сочетающий несочетаемое, пронизанный смыслами вдоль и поперек. Отчасти за наполнение комикс можно полюбить. Копаться в предыстории и искать каждую отсылку интересно, а попытки раскрыть общий замысел сродни серьезной исследовательской работе. Религиозные течения сплетаются с откровенным бредом. Ходоровски хотел снять свою версию «Дюны», но вместо этого создал мир «Метабаронов». Да-да, целый мир, ведь события графического романа «Инкал» происходят в той же вселенной.

Решившись прочитать «Метабаронов», отбросьте все знания о комиксах — здесь они вам не пригодятся. Откройте душу. На каждой странице ставьте себя на место героев, иначе логика происходящего, эта ариаднова нить, ускользнет и вы утонете в потоке сознания автора. Три вечера за двумя томами не были самым веселым времяпрепровождением, но подарили мне много эмоций — от чувства досады из-за сценарных дыр до пугающего очарования жестокости и удивления от происходящего.

© Ю. Гламаздо

Добавить комментарий