Мнение редакции №11

Тема для обсуждения на этой неделе звучит следующим образом: «Временной период, который вы хотели бы чаще видеть в комиксах»

 

Винсент Гуль:

«Моя любимая эпоха — 20-е годы XX века. Причем она не ограничивается американскими “ревущими двадцатыми”. Ведь в то время всюду кипела жизнь. Люди только пережили самую страшную войну за всю историю. Всем хотелось жизни, хотелось радости, чтобы забыться.

Авантюристы искали гробницы фараонов, рискуя навлечь на себя смертоносное проклятие. Молодые — и не очень — эзотерики разрабатывали коварные планы по управлению миром с помощью древних реликвий и тайных знаний. Поэты и писатели праздновали жизнь в парижских ресторанах. Художники наконец-то разнесли в клочья академизм и начали эпоху современного искусства. Гангстеры строили свои империи и богатели за пару дней. Гиганты вроде Карнеги и Рокфеллера отдавали свое место молодым промышленникам, таким как Форд. Будущие легенды снимали немое кино, которое будут помнить и спустя сто лет. А на просторах бывшей Российской империи строилась первая в мире страна рабочих.

Невероятная эпоха высокой концентрации событий. Но как же мало комиксов рассказывает читателю о том времени! Вспомнить можно книжки о Тинтине или Корто Мальтезе. Хотя, думаю, проблема совсем не в эпохе. Просто комиксы обычно фокусируются на идее, задумке, а эти идеи редко бывают жестко связаны с определенной эпохой, и в итоге события разворачиваются без привязки ко времени. Еще одна проблема — напряженный график выхода номеров. Трудно найти время, чтобы всерьез разобраться в целой эпохе и ее особенностях, если нужно написать новый сценарий за пару недель».

 

Юрий Гламаздо:

«Было время, когда закон Мура еще работал, Стив Джобс показывал первый iPhone, Google еще не стала корпорацией добра, а Microsoft выпустила бессмертную Windows XP. Нулевые стали прекрасным временем для энтузиастов, превратив гаражные посиделки инженеров в огромные корпорации. Компьютеры благополучно заняли место в каждом доме, а сотовые телефоны перестали быть предметом роскоши.

В комиксах этот период представлен слабо, хотя сюжетов можно придумать очень много. Стоит посмотреть что-то полудокументальное вроде “Пиратов кремниевой долины”, чтобы проникнуться романтикой того времени. Можно перенести сюжеты реальной жизни в комикс — и получим историю успеха стартапа. Или использовать как антураж и нарисовать историю про вторжение инопланетян. Наконец, есть “Пять кулаков науки” и “Манхэттенские проекты”, так чем нулевые хуже? Джобс, Возняк и Гейтс спасают мир от третьей мировой войны, при этом строя козни друг другу. Противостоял бы им Уоррен Баффет, до 2011-го не вкладывавшийся в IT-компании, а корпорацией зла объявили бы IBM, мощную организацию того времени. Вот и альтернативная история, а учитывая причуды некоторых перечисленных личностей, не придется даже придумывать отличительные черты».

 

Алексей Соловьёв:

«Комикс уже давно стал весомой частью культуры США, именно с этой страной он и ассоциируется. Хотелось бы больше видеть на страницах комиксов время, которое раскрывают не так часто — 60-70-е годы. Причем мне оно интересно с точки зрения жизни простого народа: вьетнамский синдром, банды Нью-Йорка, партия “Черные пантеры”, зарождение граффити, хип-хопа и панк-рока, наконец, наводнение улиц крэком и приближающаяся новость о СПИДе — это жизнь целого поколения, которую в комиксах зачастую упускают».

 

Алексей Разинов:

«Сейчас в массовой культуре как никогда популярны 80-е годы прошлого века. Атмосферу той эпохи с успехом используют, например, художественный фильм “Оно”, сериал “Очень странные дела”, книга “Первому игроку приготовиться” и многие другие произведения, а также огромное количество музыкальных ретровейв-исполнителей. Мир комиксов, к сожалению, остался несколько в стороне, и кроме “Paper Girls” Брайана Вона в голову ничего подобного не приходит. А жаль. Надеюсь, что авторы графической литературы не останутся в стороне и порадуют читателей качественными работами в полюбившемся многим сеттинге».

 

Екатерина Галяткина:

«Для меня особой привлекательностью обладает вторая половина XIX века — период промышленной революции, урбанизации, золотых лихорадок и впечатляющих достижений науки и техники. Эту эпоху мы связываем с деятельностью Дарвина, Пастера, Менделя, Мечникова, Павлова, Кюри, Теслы, Максвелла, Попова, Белла, Томпсона, Резерфорда и многих других выдающихся ученых, благодаря которым стало возможным изобретение дирижабля, метрополитена, велосипеда, автомобиля, троллейбуса, паровой турбины, электрифицированной железной дороги, радиопередатчика и радиоприемника, телефона, фотографии, кинематографа и т. д., а также таких привычных для нас вещей, как, к примеру, посудомоечной машины, электрического чайника, джинсов и даже шариковой ручки.

Как правило, этот период представляют комиксы в жанре стимпанк, наибольшую известность из которых получили “Девушка-гений” Ф. и К. Фоглио, “Лига выдающихся джентльменов” А. Мура и К. О’Нила, “Леди Механика” Д. Бенитеза, уже упоминавшиеся “Пять кулаков науки” М. Фрэкшна и С. Сэндерса и “Стимпанк” Р. Френда, К. Бахало и Д. Келли. Однако мне хотелось бы чаще видеть комиксы, рассказывающие о жизни и деятельности ученых этого периода. Подобным проектам начинает уделяться все больше внимания: например, “Эксмо” планирует издать серию “Великие ученые в комиксах”, в которую, в частности, войдут комиксы Хорди Баярри “Мария Кюри. Радиоактивность” и “Чарльз Дарвин. Теория эволюции”. На мой взгляд, это прекрасная возможность совместить приятное с полезным».

Добавить комментарий