«Жуй. Том 1» Дж. Лэйман

Сегодня рассказываем о первых двух частях серии «Жуй»,
вошедших в список бестселлеров «The New York Times»

Представьте, что из-за эпидемии птичьего гриппа в вашей стране запретили готовить, хранить и распространять блюда из куриного мяса. Вот в таком мире живет Тони Чжуй. Недавно он перешел работать из полиции в ФСКП (Федеральную службу контроля продуктов). С первого места работы его уволили из-за того, что он попробовал на вкус преступника, который за минуту до этого перерезал себе глотку, чтобы не попасть в руки полицейским. А руководство ФСКП, узнав о случившемся, сразу же пригласило Тони на работу. Звучит странно, не правда ли?

А вот и нет. Дело в том, что Тони Чжуй — цибопат, то есть человек, который, вкусив, к примеру, аппетитной свининки, способен увидеть, как эта самая свинья появилась на свет, где кормилась, куда ходила по утрам, а куда — по вечерам, ножом какого из мясников была порублена на ужин. Потому Тони может есть лишь свеклу, так как она не вызывает у него никаких ощущений. А отведав труп преступника, Тони удалось добыть сведения, которые позволили ему раскрыть 13 особо тяжких убийств разной давности. Жутковато, но такова жизнь одного из трех существующих в мире цибопатов.

Созданная Джоном Лэйманом вселенная — театр абсурда. Суперспособности, которыми наделены персонажи, так или иначе связаны с кулинарией. В придуманном Лэйманом мире существуют не только цибопаты, но и циболокутор — немой повар по имени Фантаньерош, который общается посредством приготовленных блюд; а также сабоскривнер Амелия Минц, объект любовного влечения Тони. Амелия — кулинарный критик, наделенный талантом так ярко рассказывать о еде, что читатель сразу же ощущает во рту вкус описываемых блюд. Правда, девушка несколько разочаровалась в своей профессии, что не могло не отразиться на ее работе: описания блюд, подаваемых в заведениях фастфуда и прочих паршивых забегаловках, вызывают у читателей тошноту.

В комиксе имеется сквозной сюжет, который по структуре напоминает классический ситком. В нем описаны и расположены в определенной последовательности самые разные ситуации из жизни героев, однако на протяжении всего чтения меня не покидало ощущение, что между собой они связаны слабо. В комиксе содержится много забавных сюжетных поворотов, которые задают тон дальнейшим событиям, а каждый выпуск сопровождается забавным прологом, в котором автор немного раскрывает основную интригу. Это напоминает прием, использованный Томом Кингом в комиксе «Вижн». Если говорить в целом, первый том — неплохое начало серии, а что будет дальше — покажет время.

Способ построения сюжета в комиксе роднит его с работами Киркмана, точнее, с «Неуязвимым». В книге Лэймана погибший ранее герой совершенно неожиданно появляется во второй арке, представая перед читателем этаким «робокопом» с кибернетическим протезом, или, скажем, непонятно откуда берется вампир, а на главного героя объявляет охоту агент соседнего ведомства.

Все это помогает повысить концентрацию юмора на каждый квадратный сантиметр комикса. Предметом шуток зачастую становятся омерзительные «деликатесы», которые нужно попробовать Тони Чжую — отрубленный палец, труп собаки или экскременты. Другие герои также попадают в комичные ситуации: например, в одном из эпизодов к офису издательства, в котором работает Амелия, стекаются толпы возмущенных читателей, пострадавших от утренней заметки девушки. Если юмор подобного рода не для вас, то не советую браться за чтение. Я же люблю разный юмор, даже черным не брезгую, поэтому мне книга показалась до безумия смешной.

Манера рисования Роба Гиллори придется по нраву далеко не всем. Когда я показал одну из страниц комикса другу и попросил его вспомнить что-то подобное, он навскидку назвал мультфильм «Эй, Арнольд!». Гиллори использует мультяшный стиль, зачастую изображает героев карикатурно и не всегда прорисовывает фон. Но чего у рисунка точно не отнять, так это атмосферности.  К тому же в комиксе есть отсылка к «Криминальному чтиву», и это выглядит очень забавно, учитывая, что используемый способ подачи имеет немало общего с теми приемами, которые применяет в своих работах Квентин Тарантино.

«Жуй» — весьма противоречивый комикс, сочетающий в себе историю «последствий некого явления (подобно “Y: The Last Man”) с примесью порой шокирующего черного юмора», как было указано в сценарной заявке, которую Джон Лэйман рассылал издательствам. Я склонен согласиться с этим описанием и хочу добавить, что лично мне комикс понравился — я искренне смеялся над, казалось бы, странными шутками. Советую познакомиться с работой Лэймана всем тем, кто дочитал рецензию до этого момента.

© А. Соловьёв

Добавить комментарий