“Убийственная шутка” А.Мур

Сегодня полистаем одну из величайших и жутких история о тёмном рыцаре.

1-4

Благодаря смелости некоторых авторов, в 1980-х наконец закончился бронзовый век комиксов. Авторы, освободившиеся от оков кодекса, подарили миру множество культовых книг.  На мой взгляд, вернувшиеся в комиксы жестокость, откровенность и мрачность больше не играли роль приманки жадных до чернухи читателей. Они стали тонким инструментом для передачи неприглядности жизни, тёмной стороны мира. Думаю, именно тогда комиксы перестали быть развлечением исключительно для детей. Вопросы, поднимавшиеся авторами, десятилетние детишки не задавали. Образы героев, погрязших в личностном кризисе и депрессии, мало походили на тех улыбчивых парней, которые последние 15 лет рассуждали о пользе чистки зубов на ночь.

Одним из флагманов этой новой волны повзрослевших сюжетов стал британец Алан Мур. Благодаря просьбе художника Брайана Болланда, Алан взялся за сюжет, в центре которого пляшет и хохочет незабвенный Джокер. Комиксу «Убийственная шутка» суждено было стать культовым и повлиять на всю вселенную Бэтмена, даже будучи независимым от основного сюжета романом.

3Мур задал вопрос, который всегда будет нависать над образом Тёмного рыцаря и к которому еще не раз авторы вернутся. Безумен ли Бэтмен? Так ли сильно он отличается от своих многочисленных врагов? А врагов у него немало, он тут рекордсмен, но среди этой толпы есть один, противостояние с кем для Бэтмена стало самым трагичным, я думаю. Джокер. Неудивительно, что именно его выбрал Алана себе в помощники, чтобы ответить на этот вопрос.

Безумие и анархия против справедливости и порядка. Вечный конфликт. Но в этой пьесе есть еще одна роль, роль обычного человека. Разговор между Джокером и Бэтменом задел и комиссара.

Сюжет этой истории чистой воды разговор и не более. Тёмный рыцарь после многих лет борьбы решил наконец поговорить по душам с клоуном преступного мира. Джокер же решил ответить ему очень обстоятельно, с привлечением публики и с наглядным примером в виде обезумевшего Гордона.

Хороший автор может превратить повествование в вальс, где изящно вращаются в выверенном такте две половинки конфликта. Мур же превращает свои романы в целый бал. В «Убийственной шутке» кружатся прошлое с настоящим, добро со злом, безумие и здравомыслие, Джокер и Бэтмен.

4Принцип зеркальности, который выбрал Мур для рассказа, в будущем, как мне кажется, повлияет на работы Лоэба о Бэтмене. Джефф доведет этот приём до абсолюта, правда возьмёт другого злодея. Харви Дэнт раскрылся в лоэбосвком «Долгом хэллоуине», нас познакомили с прошлым окружного прокурора и дали наконец понять, как белый рыцарь Готэма мог превратиться в Двуликого. Точно также «Убийственная шутка» в подробностях рассказывает нам о превращении Джокера, о том, каким был его «один скверный денёк». Эта история выглядит убедительной. Я могу принять такого Джокера, могу его понять.

Хотя попытки понять Джокера, на мой взгляд, опасны. Я не завидую тем, кому приходится писать об этом безумце или играть его в кино. Каждый камень на извилистой дороге его разума шаток, а, оступившись, можно по инерции скользить до самого центра, где обязательно с головой окунёшься в безумие. И эта книга максимально приближает нас к этому омуту сумасшествия, потому держитесь крепче за поручни. Сам Джокер, используя всю мощь языка и словарного запаса Алана Мура, гостеприимно впускает нас в чертоги своего разума, проводя через свою память и с террасы показывает мир таким, каким его видит он.

Не только язык Мура помог Джокеру показать нам свой внутренний мир, но и превосходный рисунок Болланда. Четкие линии, прекрасный выбор цветов, а главное, талант показать ровно столько, сколько нужно, и не больше. Рисунок очень приятный, а яркие цвета погружают тебя с каждой секундой в мир безумца, заставляющего тебя усомниться в своем здравомыслии.

5Всё это прекрасно, но ответила ли история на поставленный вопрос? И да, и нет.

Да, потому что Джокер показал, что различия их с Бэтменом историй кроются лишь в деталях. Они оба прошли через один скверный денёк, и, как считает клоун, Бэтс свихнулся. Бэтмен же уверен, что он в норме. Классика, черное и белое, но Мур не был бы Муром, создав такой простой мир. На фоне этого спора есть Гордон – человек, переживший очень скверный день, но сохранивший рассудок. Несмотря на всё произошедшее, он требовал, чтобы всё «было по закону». Он не изменил себе, безумный аттракцион Джокера не сломал его. Невольно возникает вопрос: Так значит комиссар Гордон куда сильнее Тёмного рыцаря? Кто знает, ведь он не мальчик 10 лет, а Барбара не погибла.

Нет, потому что Бэтмен всегда остается в рамках, а свой костюм он носит как психологическое оружие, как образ, призванный вселять страх в сердца преступников. Я слышал даже предположение, что костюм для него – своеобразная терапия. Так он справился с тем, что произошло с ним, а раз справляется, значит остается в своем уме.

Но я думаю, что шутка, которой Джокер заканчивает историю, объясняет нам всё. «Жили-были двое в дурдоме и решили уйти…» Это их история. Они просто решили уйти из нашего безумного мира, обретя какую-то свою, недосягаемую на нашем уровне нормальность. Потому для нас они – парочка сумасшедших.

Итог. Это потрясающая работа. Удивительно, как в столь коротком произведении автор смог уместить так много смысла. История живёт, история дышит. Я плохо переношу супергероику, но подобные сюжеты дают понять, что для прекрасного комикса важна скорее не форма, а талант автора, его способность показать привычные, набившие оскомины вещи с такого ракурса, что ты не можешь поверить, что сам этого не замечал. Определенно, прочесть этот комикс стоит всем. Рассуждения Джокера о природе безумия ценны сами по себе, а 46 страниц – это совсем немного. Оно того стоит.

Многие задаются вопросом о концовке комикса. Что же произошло. Старина Моррисон вообще утверждает, что свет в луже на последней панели пропадает, потому что Бэтс душит Джокера. Лично я думаю, что всё куда проще. Это понимаешь при втором чтении: комикс начинается с лужи, в которой загорается луч света. Это Бэтмен приехал поговорить с Джокером и предложить ему помощь, чтобы все не кончилось трагедией. Он зажёг свет. В последней же сцене Джокер говорит, что это невозможно, нельзя прекратить их борьбу. Тогда луч света пропадает, обрывая их недолгий, но насыщенный разговор. Второй псих так и не пошел по лучу.

© Винсент Гуль

Добавить комментарий