“Ибикус” П.Рабате

Моя статья для ресурса Fandom о чудесной адаптации повести “Ибикус” от французского мастера П.Рабате.

5Наша история начинается в 1924 году, в уже советской России, где появилась повесть «Похождения Невзорова, или Ибикус» за авторством Алексея Толстого. Критики встретили произведение весьма холодно. Оно и понятно: ведь вместо оды революции, воспевания подвигов красной армии в годы гражданской войны и восхваления стойкости русского человека, они получили взгляд обычного счетовода. В центре повести – бухгалтер транспортной конторы  из Санкт-Петербурга Семён Невзоров. Он грезит о балах и дворцах, об изящном фарфоре и хрустальных люстрах, а самое главное – он уверен, что всё это не за горами, ведь когда-то цыганка на улице обещала ему трон короля жизни. Но счастье всё не стучалось в его двери. Как вдруг Февральская революция, ворвавшаяся в его жизнь шальной пулей сквозь окно комнатушки на Мещанской улице, принесла с собой не просто непогодливый ветер, а самый настоящий ветер перемен. Впереди его ждало долгое и непростое приключение. Ограбив немецкого антиквара, Семён сам назначает себе титул графа и начинает свои похождения. Ему предстоит пережить Февральскую революцию в Петрограде, провести лето и осень 1917 года в Москве, разъезжая по театрам и новомодным мероприятиям, забываясь каждую ночь с подругой в кокаиновой неге. Сразу с провозглашением диктатуры пролетариата он открывает игорный дом на пару с таким же проходимцем Ртищевым. После облавы на игорный дом, бежит с деньгами на юг, по дороге встретив атамана Ангела среди украинских степей, полных голодающих крестьян. Оказавшись в Одессе, граф попадает в цепкие лапы агентов контрразведки, с помощью которых он добирается до Константинополя. Получив отставку из контрразведки через избиение, Семён начинает небольшое дельце – публичный дом, а встретив чудом спасшегося Ртищева, он открывает тараканьи бега в одной из чайных Стамбула. Это вновь приносит ему деньги и жизнь, которую он так любит. На этом мы прощаемся с нашим персонажем в полной уверенности, что впереди его ждёт еще прорва приключений, из которых он по-прежнему будет выбираться победителем.

3Для того периода произведение было весьма необычным, потому что даже самые ужасные события, которые советские писатели изображали с таким пафосом, Толстой преподносит нам с юмором и даже издевкой. Смерть, голод, войну Алексей Николаевич умудрился превратить в забавный фон для неуклюжих приключений бухгалтера с непомерными амбициями. Мы видим сложное и тяжелое время глазами человека мелкого, для которого на первом месте стоит выживание, на втором роскошь, а политика где-то в конце списка приоритетов, рядом с вопросами латинской грамматики. В этом и была новизна. Возьмите даже современное произведение о том историческом периоде. По мнению большинства авторов, все – от крестьянина в деревне до гувернантки в доме князя – были заняты вопросами построения государства и активно в этом участвовали. А не всё ли им было равно? Кого было больше, тех, кто бегал с листовками и смуту разносил, как ветер всякий сор, или тех, кто просто зарабатывал себе на хлеб? Думаю, вторые выиграют с большим перевесом. Невзоров был как раз из их числа: из аполитичных, из «выживальщиков». Пока одни погибали на войне идеологий, граф вел свой смертный бой с обстоятельствами, рожденными революцией. Он победил. Не могло быть иначе, цыганка же нагадала.

В 1926 году эту повесть издают в книжке с замечательными гравюрами. Спустя шестьдесят с небольшим лет, та самая книжка обретает свое место в библиотеке французского художника, сценариста и режиссера Паскаля Рабате, после их неожиданной встречи на парижской барахолке. Паскаль настолько влюбился в повесть, что решил создать ее графическую адаптацию. Это отняло у него три года жизни и принесло ему награду «Альф-арт» в номинации «Лучший альбом» на фестивале в Ангулеме 2000 года.

Заслужил ли комикс свои почести? Определенно – да.

В редких случаях графическая адаптация литературного произведения получается удачной. Слишком многое надо уместить в столь малом объеме, да еще сделать это мастерски, не изменив идеи и посыла оригинала. Но так велик соблазн автора не просто пересказать историю в картинках, а блеснуть своим видением вопроса, дать оценку, бесцеремонно менять сюжет и события. Благо месье Рабате отличился невероятным тактом в отношении повести Толстого. Слишком уж нежно он относился к произведению, чтобы коверкать его, потому добавил от себя лишь парочку легких штрихов, которые органично вплелись в историю и ничуть ее не испортили.

4Комикс выполнен акварелью в технике «гризайль», то есть все рисунки серых тонов. Черно-белая палитра и размытые силуэты создают ощущение немого кино, которое крутили в кинотеатрах как раз во времена приключений графа Невзорова. Умение же Рабате изображать города, людей, саму жизнь – просто великолепно. Здания и улочки обрели плоть, и если в повести они лишь иногда упоминаются, то здесь город стал еще одним участником событий, отвечающим за саму атмосферу сцен. А как прекрасно Паскаль передает застывшее на рисунке движение. Глядя на спасающегося от погони Невзорова, ты ощущаешь движение сквозь заросли.

Отдельного внимания достоин и подбор ракурсов. Сейчас все меньше художников умеют играть с положением взгляда на сцену. Это тонкое искусство использования нестандартного угла, крупного и широкого плана, которое при неумелом использовании может загубить даже самый прекрасный рисунок. Потому в большинстве комиксов теперь обычно масса общих планов или неуместных наездов.

Паскаль же обладает тонким чувством ракурса, потому показывает нам ровно столько, сколько необходимо, не захватывая лишнего. Вот, что значит, – режиссер за работой.

Еще один плюс комикса – образность. Рабате связал все события комикса одним общим образом – тараканом. Ведь главный герой так же живуч, так же спасается от смерти, беспрестанно бежит в поисках укромного уголка, где можно спрятаться от надвигающегося ужаса. Лично для меня,  тараканы в комиксе стали образом самих эмигрантов. Помните, как эти насекомые разбегаются от света в кухнях, так и аристократы с буржуями разбегались от света революции, зари нового мира. Посыл француза практически очевиден.

Подводя итог, могу сказать, что это тот редкий случай, когда графическая адаптация литературного произведения удалась. Думаю ни один читатель, как и сам Паскаль Рабате, не пожалеют о тех трех франках, что художник отдал 20 лет назад за книжку Толстого.

© Винсент Гуль

Добавить комментарий